Седьмой и последний порог

Седьмой и последний порогРусское имя, Леанти, очевидно есть скандинавское причастие, как и Геланд-ри (Gellandi): для сравнения с этой формой само собою напрашивается древ-ненорманнское hlcejandi (древнешведское leiande или leande), смеющийся. Название порога «смеющимся» само по себе не является лишенным смысла: стоит вспомнить только имя «Смеющейся Воды», Minnehaha, в «Гайавате» Лонгфелло. Согласно со значением древненорманнского глагола hlceju — смеяться, — порог мог быть так назван частью по причине журчания воды, частью по причине сверкающих переливов пены. В обоих случаях это имя вполне удовлетворительно соответствует славянскому54. К сказанному я прибавлю, что, по моему мнению, этот порог есть нынешний Таволжанский55. Днепр на этом месте имеет ширину, требующую более десяти минут переезда, и русло его переполнено камнями — обстоятельство, благодаря которому, конечно, река у этого порога особенно бурлит и пенится, хотя самый порог и не очень опасен. Наконец, седьмой и последний порог называется по-русски Струкун (см. примеч. 28), по-славянски Напрези, т. е. «малый порог», — имена, объяснение которых представляет большие трудности. Что касается славянского имени Напрези, то ни одна из предложенных гипотез не может быть принята. По моему мнению, оно скорее всего объясняется из старославянского прилагательного бръзъ (борзый) — скорый, быстрый или какого-либо производного от него, каковые попадаются в различных славянских наречиях со значением «малой быстрины»: таковы, например, старославянские бръзина или бръжай — река, поток, fluentum— бръзЬя, syrtis, болгарское бръзии — быстрина, сербское брзица или брзакъ — место в ручье, где вода быстро бежит по камням56. Вопрос заключается лишь в том, как объяснить приставку на (очевидно, славянский предлог на)57.

Tags: ,

Comments are closed.